sevbal (sevbal) wrote,
sevbal
sevbal

Волошинский дом

Встречая на страницах книги упоминания о количестве гостей - то сто, то пятьсот за лето - невольно задаешься вопросом: кто их всех кормил? кто готовил? на какие средства жили эти люди? И ответа не получаешь, потому что вопрос опущен, словно им манна небесная сыпалась на стол.
На снимках видно, что множество гостей сидят за обеденным столом, у всех тарелки, за чайным столом самовар.
И вдруг что-то прорывается в письме Макса к Оболенской, просто жалоба турка усталость и раздражение от людских выходок, и на самом деле, как могут поладить столь разные люди, где каждый характер на особинку.
Наверное, они группировались в небольшие компании, где никто никому не мешал, не вызывал резкого неприятия и, скорей всего, наоборот - составлялись пары на время или навсегда.

"Все не так мрачно, как мне показалось в те дни, когда я Вам писал прошлое письмо. Я больше не стряпаю, а присылает нам Елена Павловна. Пра (Е. О. Волошина.— прим. сост.) тоже вышла из мрачного состояния духа, обуявшего ее при виде 30-ти зияющих комнат после московских маскарадов и кутежей.

Сейчас веет буйный, китоврасий дух Толстых и Ященок. Соня (С. И. Дымшиц-Толстая.— прим. сост.) пишет «автовенерический портрет» (в зеркало) в мастерской, которую тщательно запирает на это время, и у нее иногда срываются обмолвки «Макс, пойдем в мою мастерскую»...

Труднее дела обстоят с Майей (Кювилье.— прим. сост.), которая обнаруживает удивительную жадность. На днях кто-то говорит: «Макс, дай мне... (Майя, не давая докончить): «А мне два!» Это формула всех отношений. Вообще, я устал только от «детского сада»,— а людей, наоборот, жажду всем сердцем."













Из письма Андрея Белого

Порадовала картинка - Макс с женой провожают гостей и машут им вслед.

Tags: Волошин, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments